Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
11:59 

Christmas Album | 1 января | фанфик "Исповедь ангела"

Hyoni
Честное слово, поручать Раю конец света - то же самое, что детский сад нанять для евроремонта (ц)


Christmas Album banner



Название: Исповедь ангела
Автор: Hyoni
Жанры: ангст, драма
Размер: мини, 1626 слов
Таймлайн: 6.20
Персонажи: Кастиэль
Категория: джен
Рейтинг: PG
Дисклеймер: был бы он моим...
Краткое содержание: «Позволь мне рассказать Тебе свою историю...»


***

- Что, если я сделал неправильный выбор? – Кастиэль перевел невидящий взгляд с холодного неба на засыпанный снегом сад: – Позволь мне рассказать Тебе мою историю… Апокалипсис, спланированный архангелами, не произошел. В это невозможно поверить, но так все и было: их остановили два мальчика, старый пьяница и падший ангел… Хотя, я никогда не называл Винчестеров мальчиками, разве что про себя. А услышь они такое в свой адрес… – отблеск улыбки скользнул по лицу Кастиэля, и заснеженный сад на миг вспыхнул золотом, будто освещенный лучами солнца.

Ангел ненадолго замолчал, подбирая слова для своего рассказа, и, запинаясь, продолжил:

- Сэм принял Люцифера, чтобы отправить того в Клетку. Навсегда. С собой. Понимая, что обрекает себя на вечные муки. Он потребовал от брата не пытаться спасать его, а жить как обычный человек. Я понимаю, почему Сэм так решил: нельзя было снова открывать Клетку, и Дину была нужна передышка, чтобы пережить потерю брата хотя бы в первое время. Не знаю, как бы все сложилось, если бы не вмешался я. Там, на старом кладбище, я был убит, но Ты воскресил меня. Снова. Я стал сильнее, чем был прежде, и самонадеянно решил, что это делает меня… Не Избранным, нет, но… Я решил спасти Сэма из Клетки. Если бы я сразу понял, что у меня не получилось, и я вытащил не душу человека, а пустышку…

Кастиэль, опустив взгляд на присыпанные снегом цветы, покачал головой и, будто глядя на прошедшие события со стороны, заговорил ровно, словно читал с листа:

- Михаил тоже оказался в Клетке, а я в глазах остальных ангелов внезапно оказался Избранным. Они не хотели слышать, что Апокалипсис остановили люди, а не один из нас. Тщетно я пытался донести до старых соратников, что отныне они свободны и могут жить своим умом, без оглядки на приказы архангелов, действующих, якобы, от Твоего имени. Ангелы не понимали, о какой свободе я говорю, более того, предлагали и разве что не настаивали, чтобы именно я взял на себя руководство Твоим воинством. Сказать, что я был растерян – не сказать ничего. Такого я не ждал и не хотел. Впрочем, был еще один, кто не хотел видеть меня во главе воинства: Рафаил. Он вызвал меня к себе и заявил, что Апокалипсис должен быть доведен до конца, что Михаила и Люцифера следует освободить… Позволь, я не буду пересказывать всю его речь?

Ни один листок не дрогнул на ветвях, небо оставалось по-прежнему затянуто низкими тучами, и Кастиэль, кивнув самому себе, продолжил:

- Я попытался возразить Рафаилу, но даже с новыми силами, я был перед ним слабее новорожденного котенка. Он не стал добивать меня, но дал на размышления «пару часов». Понятно почему: то, что я был воскрешен Тобой, сделало меня в глазах ангелов Твоим избранником. А, стало быть, убить меня – открыто противопоставить себя в их глазах Тебе. Другое дело, если привлечь меня на свою сторону – это сразу даст понять остальным, что Ты одобряешь любые действия того, кому я бы присягнул. Но я не мог встать под его крыло – это обессмыслило бы жертву Сэма и Дина. Я понимал, что Рафаила необходимо остановить. И понимал, что не в состоянии остановить Рафаила.

И тогда я отправился к Дину... Нет, я не собирался просить его о помощи: человек физически не мог ничего сделать против архангела, пребывающего на Небесах. Я лишь хотел предупредить Дина о новом витке Апокалипсиса, рассказать о Сэме, который в тот момент находился в доме их друга Сингера, и попрощаться, потому что был уверен, что на этот раз Рафаил не оставит меня в живых, обвинив во время приведения к присяге в грехе Люцифера – гордыне. И, возможно, все так и было бы, если бы там, у дома Винчестера, одновременно со мной не появился Кроули.

Кастиэль, не поднимая взгляд, криво улыбнулся и, уставившись себе под ноги, продолжил рассказ:

- Я не сразу понял, почему самопровозглашенный король Ада появился у дома Дина. Впрочем, демон не скрывал своих намерений: трон под ним еще шатался, и чтобы укрепить собственную власть, Кроули были необходимы дополнительные ресурсы. Но увеличить их приток за счет человеческих душ он не мог – это означало бы открытую войну между Небесами и Преисподней, и тогда демон решил усилиться за счет сущностей монстров из Чистилища. Для этого он и пришел к Дину: Кроули был необходим помощник из охотников, тот, кто возьмет на себя отлов Альф. Кроули верно рассудил, что проще всего уговорить будет Дина, пообещав тому вернуть Сэма. Но, увидев меня, Кроули составил новый план...

Мы договорились практически сразу: новый Апокалипсис никому из нас не был нужен. Более того, Кроули дал мне пятьдесят тысяч душ в счет будущих приобретений, чтобы я мог «нейтрализовать» Рафаила... Понимал ли я, что открыто противопоставив себя Рафаилу, начинаю вторую гражданскую войну на Небесах? Да. Хотя и надеялся, что воевать не придется, что ангелы поймут: оставив зачинщиков Апокалипсиса в Клетке, Ты дал понять всем: срок уничтожения созданного Тобой мира определяешь только Ты и никто другой. Но часть ангелов не пожелали этого понимать, и на Небесах началась война. Не такая, как во времена Михаила и Люцифера, но война есть война, и ни я, ни Рафаил не брезговали никакими методами...

Кастиэль ненадолго замолчал, бездумно глядя на согнувшийся под тяжестью мокрого снега ярко-синий цветок, и, будто через силу, заговорил:

- Тем временем Сэм, которого Кроули согласился использовать вместо Дина для поимки Альф, встретился со своим воскрешенным дедом, тоже Сэмом, и вместе с ним и другими родственниками начал ловить для демона Альф. Дин присоединился к ним примерно через год. Мне стыдно об этом говорить, но я ни разу не откликнулся на призыв Винчестеров, каждый раз убеждая себя, что так лучше для всех. Лучше… Но однажды Винчестеры наткнулись на то, что Дин назвал «ангельской ядерной боеголовкой». Посох Моисея, украденный среди множества другого оружия из небесного арсенала. И я, и Рафаил подозревали в этом друг друга, но оказалось, что вором был Бальтазар – один из моих бывших соратников, сбежавший на землю... И только тогда я встретился с Винчестерами и признался, что не отвечал на их молитвы, потому что на Небесах идет гражданская война.

А вскоре Дин потребовал проверить, что не так с его братом. Нет слов, чтобы передать тот ужас, когда я понял, какую ошибку совершил, не выяснив всё сразу, как только вытащил Сэма из Клетки…

Кастиэль вздрогнул и, избегая смотреть на небо, продолжил рассказ:

- Я снова оказался должником Кроули, когда тот заявил, что именно он вытащил Сэма из Клетки, и что если Винчестеры будут на него работать, то он, так и быть, вернет душу Сэму. Это была ложь, но я промолчал. Я научился лгать, глядя в глаза друзьям и соратникам. С каждым днем я всё глубже увязал в трясине лжи, оправдывая себя, что действую во благо всех, что надо остановить Рафаила, нельзя допустить, чтобы тот освободил из Клетки Михаила и Люцифера…

Не знаю, как долго продолжалась бы работа Винчестеров на Кроули, но о ней стало известно демону, называвшему себя «Мэг». Она не признала власть нового короля и искала возможность отомстить ему за Люцифера. Кроули рано или поздно нашел бы ее, но она пришла за помощью против него к Винчестерам. Я узнал об этом только когда Сэм вызвал меня… Мне пришлось прикрыть Кроули, имитировав его смерть и переправив в его тайное убежище плененных Альф и монстров.

Винчестеры освободились от работы на Кроули, и Дин стал искать способ вернуть душу Сэма. Я объяснял, что даже если Дин найдет способ вернуть Сэму душу – то, что от нее осталось после пыток Люцифера и Михаила – в лучшем случае, этим он убьет своего брата, в худшем – превратит в «овощ»...

Кастиэль надолго замолчал, кутаясь в незримые крылья, и медленно заговорил:

- Почему я не предложил перенести душу Сэма в Рай? Не столько из-за войны с Рафаилом, сколько из-за Дина. Для него вечная жизнь души в Твоей обители – ничего незначащие слова. Дин слишком человек, слишком привязан к земному. И к своему брату. Я понимал, что Дин откажется, потому и промолчал, когда он все-таки нашел решение: обратиться за помощью к Четвертому Всаднику. И я сожалею о тех словах, что бросил Дину, когда он попросил меня проверить в каком состоянии душа Сэма…

После этого я снова стал избегать встречаться с Винчестерами, сосредоточившись на войне с Рафаилом и убеждая Бальтазара передать похищенный арсенал мне. Бальтазар составил план, предусматривающий задействовать для отвлечения внимания Рафаила Винчестеров, и я согласился... Дин сказал, что я их подставил, но я сделал это ради победы, ради блага не только ангелов, но и людей, в том числе и самих Винчестеров. А их обиды... Я надеялся, что однажды они поймут меня.

Кастиэль покачал головой и, по-прежнему не отрывая взгляд от присыпанных снегом цветов, продолжил:

- Я с самого начала решил, что не допущу, чтобы Кроули получил хотя бы одну сущность из Чистилища, но я был должен ему те пятьдесят тысяч душ, что он мне дал в начале нашей сделки. Чтобы вернуть долг и освободиться от сделки, я попросил Бальтазара спасти один затонувший в этой реальности корабль. Потомки спасшихся и составили бы те пятьдесят тысяч, и я передал бы их души Кроули. Ужасно? Недостойно? Подло? Да. Но другого решения не было. Впрочем, у меня ничего не получилось: Судьба не любит, когда ее пытаются перехитрить. Я понял ее предупреждение как то, что о моих делах с Кроули станет известно Винчестерам, но узнала об этом Рейчел. Моя помощница. Самая верная и преданная мне ангел. Преданная настолько, что не поверила в мое сотрудничество с демоном. И, никого не предупредив, вызвала меня в уединенное место, чтобы спросить, правда ли это. Мне пришлось убить ее. Финал противостояния с Рафаилом приближался, и я не мог допустить, чтобы мои соратники узнали о моем тайном союзнике...

А теперь о Кроули знают и Винчестеры. Я пытался объяснить им почему я стал сотрудничать с демоном, но они не желали слушать. И сейчас у меня остался только один путь: до конца следовать задуманному. Поглотить души монстров, ничего не отдав Кроули, и убить – если не получится остановить другим способом – Рафаила. И я снова спрашиваю тебя, Отец… Я правильно поступаю? Я на верном пути? Скажи мне. Дай мне знак. Если не дашь... Я пойду до конца и сделаю всё, что считаю нужным.

Кастиэль с надеждой отчаявшегося устремил взгляд в небо, затянутое недвижными серыми тучами. Небеса молчали…

@темы: СПН, Рассказы, Ангелы и демоны

URL
Комментарии
2015-01-01 в 14:32 

masha_kukhar
Кастиэля жаль, конечно. И понятно, что для его поступков были причины. Но он запутался, следуя принципу "цель оправдывает средства". Хотя на самом деле и трудно сказать, как надо было и что было бы правильным.

2015-01-01 в 14:56 

Hyoni
Честное слово, поручать Раю конец света - то же самое, что детский сад нанять для евроремонта (ц)
Да, то была как раз та ситуация, когда единственно правильного решения не было. Разве что - но это из области фантастики - если бы Винчестеры поддержали Каса, сказали ему «мы верим, что ты справишься». Ведь по сути ангел просил от людей только одно: поверить. И как знать, не из-за того ли, что в конце пути остался один, не он смог "опомниться" и отказаться от заимствованного могущества? Сейчас все вопросы и рассуждения о другом варианте развития событий будут риторическими. Хотя, с другой стороны, в финале 6.20 Кас получил ответ-предупреждение с Небес: молчание, что можно понять и как то, что отныне он сам по себе, если не остановится. Наверное :shuffle:

URL
   

По ту сторону Солнца

главная